14.01.2016
< Назад

Интервью Генерального директора АО "ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА" Алексея Андреева, в издании КоммерсантЪ

Интервью Генерального директора АО "ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА" Алексея Андреева, в издании КоммерсантЪ
Развиваться, несмотря на сложную экономическую ситуацию, – такова стратегия  лидеров. Компания «Звезда-Энергетика», несмотря на кризис, продолжает наращивать возможности, увеличивать объемы производства и расширять географию присутствия. О том, что заставляет двигаться вперед, рассказывает генеральный директор АО «Звезда-Энергетика» Алексей Андреев

- Алексей Владиславович, АО «Звезда-Энергетика» в этом году отметило 15-летие…

- Да. Компания существует уже пятнадцать лет, скоро будет шестнадцать - это одна из старейших компаний на российском рынке в сегменте энергетического машиностроения. И за все эти годы компания не меняла специализацию, только постепенно ее расширяла. Мы начинали в большей степени как производственная компания - производитель небольших дизель-генераторов контейнерного исполнения. Затем расширили производство - стали использовать большие дизель-генераторы, газо-поршневые генераторы, газовые турбины и сопутствующее оборудование. Начали предлагать услуги конструирования, проектирования - и в итоге расширили свою компетенцию до строительства энергообъектов «под ключ».

 - Это случилось как раз в кризис, когда другие сокращали производство?

- Мы почувствовали серьезное падение рынка по нашим традиционным продуктам - электростанциям малой и средней мощности. И достаточно большой проблемой для нас было сохранить производство в том объеме, в котором оно существовало до кризиса.  С 2014 года начали сокращаться инвестиционные программы компаний - прежде всего компаний, работающих на  нефтяном рынке. Они перестали строить собственные энергообъекты, начали либо передавать  энергообеспечение на аутсорсинг, либо вовсе замораживать программы развития до лучших времен. Не секрет, что у каждой компании есть базовые прогнозы, они готовы строить объекты даже при низкой цене на нефть - но при условии, что она стабильна в течение какого-то времени. Когда цена прыгает туда-сюда, все выжидают.

Кроме того, у нас достаточно большую долю занимает импортное оборудование, так что из-за скачка доллара произошел резкий рост стоимости продукции - и большинство заказчиков оказались к этому не готовы.

Нам пришлось немного пересмотреть свою стратегию - для сохранения объема продукции мы начали активно развивать сегмент строительства «под ключ», или, как это сейчас называют, EPC-проекты (от англ. Engineering, procurement and construction - «инжиниринг, снабжение и строительство» - прим. ред.). Компания «Звезда-Энергетика» и раньше присутствовала на этом рынке, но с 2010 года пришлось резко увеличивать долю с 20-30% до 60-70%. Это долгосрочные проекты, рассчитанные на 2-3 года, что дает определенную свободу в планировании. Скорее всего, мы пошли бы по этому пути и без кризиса, но он заставил нас мобилизоваться, дал своего рода импульс, толчок к развитию.

 - Достаточно рискованный шаг…

- Мы понимали, что входя на этот рынок (причем достаточно быстро и агрессивно), мы теряем маржу. Но такова принципиальная позиция наших акционеров Вадима Егиазарова и Александра Швидака: смотреть в будущее и поддерживать репутацию, пусть даже иногда в ущерб сиюминутной прибыли.  Мы должны быть крупнейшей энергетической компанией EPC-подряда - для этого и менеджмент, и акционеры компании прикладывают массу усилий. Пока нам это удается.

Такого референса по построенным объектам, в том числе с иностранными заказчиками, которые достаточно требовательны, наверное, в стране нет ни у кого. И второе, чем мы гордимся - у нас нет ни одного незаконченного объекта. В настоящий момент это работает на нас: все знают, что уж если мы взялись, то доведем до конца. Железо есть железо, оно может ломаться, но мы - та компания, которая не бросит его после того как продаст.

 - Насколько сегодня широк спектр предлагаемой продукции?

- Компания имеет собственную производственную площадку в Санкт-Петербурге на Кировском заводе, порядка 10 тысяч квадратных метров. Здесь также находятся проектировщики, конструкторы и достаточно большое сервисное подразделение - по всей стране у нас в сервисе работает больше 200 человек. На собственном производстве мы производим все виды контейнерного оборудования для энергетики: генерирующее оборудование, распределительное оборудование, операторные, бытовые модули, модули подготовки топлива. Отдельное производство - это АСУ ТП. Если говорить об объектах «под ключ» - в этом виде бизнеса мы осуществляем полный цикл: выбор решения для заказчика, проектирование, организация поставок, логистики, строительных работ, ввод в эксплуатацию и последующее обслуживание, а при необходимости занимаемся и эксплуатацией построенных нами объектов. Сейчас 13 теплоэлектростанций находятся в эксплуатации у нас. Это означает, что наш персонал присутствует на объекте и полностью контролирует все процессы. Заказчик, по сути, получает киловатты. Он снимает свою головную боль, может легко посчитать свои затраты, ему не нужно держать непрофильное специализированное подразделение, и вдобавок это повышает срок службы оборудования - ведь с ним работают те люди, которые знают, как это делать.

 - Какова география присутствия компании?

- Если посмотреть на карту, традиционно она совпадает с картой газопроводов, поскольку долгое время одним из наших ключевых заказчиков был и остается «Газпром». Наше оборудование присутствует почти на всех компрессорных станциях «Газпрома», сейчас одним из значимых проектов является магистральный газопровод «Бованенково - Ухта»: девять  компрессорных станций было поставлено в течение практически одного года. Наше оборудование присутствует на крупнейшей компрессорной станции «Портовая» - это вход в «Северный поток», будет присутствовать и на станции, которая станет входом в то, что раньше называлось «Южный поток» и «Турецкий поток», когда рано или поздно его построят. У нас не так много объектов в Центральной России, наш фокус - это те зоны, где нет централизованного энергоснабжения и где предъявляются определенные требования к надежности оборудования, климатическому исполнению, ремонтопригодности и пр. Это север, это Якутия, это Сахалин, Камчатка, даже Шпицберген. И ближнее зарубежье - Белоруссия, Грузия, Казахстан, Туркменистан…

 - Какие компании еще являются вашими заказчиками?

- Наши заказчики - это, в первую очередь, все крупнейшие нефтяные компании: «Газпром», «Роснефть», «Башнефть», «Лукойл», «Ритэк», а также зарубежные компании на Российском рынке - Total, Shell, MOL и другие.

Кроме того, среди наших клиентов много частных предприятий, прежде всего, предприятий, у которых имеются большие потребности в энергетике. Это заводы непрерывного цикла: цементные, стекольные, сейчас активно в связи с санкциями развивается тема закрытого грунта - это тепличные объекты, где тоже достаточно высока потребность как в электроэнергии, так и в тепловой энергии. А мы в состоянии делать станции, которые дают и электроэнергию, и тепловую энергию - а при необходимости еще и холод вырабатывать.

Сотрудничаем также с Министерством обороны.

 - Секретные объекты?

- Ничего секретного нет. Мы не занимаемся военными поставками - все, что мы делаем, имеет промышленное применение. Но есть определенные требования по обеспечению надежности - они не сильно отличаются от атомной энергетики или удаленных районов Севера, но их надо выполнять - и здесь наши компетенции играют нам в плюс, поскольку такого опыта поставок больше нет ни у кого.

Достаточно большую долю в списке наших заказов  занимает «Росатом». Мы для них проектируем, конструируем и изготавливаем резервные электростанции по второму классу безопасности. Очень мало компаний в мире, которые способны это делать. Атомные стандарты - это вершина в энергетике, жесточайший уровень контроля качества: проверяется каждый болт на специальные требования и допуски, включая материалы, из которых он изготовлен. И мы гордимся тем, что наша компания одной из первых на российском рынке начала заниматься такими объектами.

 - Используете ли вы опыт зарубежных компаний?

- У нас достаточно давняя история взаимоотношений с международными инжиниринговыми компаниями - мы работали и для компании «Флер», и для компании «Петрофак». Мы - одна из немногих, если не единственная российская компания, которая в состоянии выполнить их требования. Сейчас один из наших крупнейших проектов - строящийся завод по производству сжиженного природного газа на Ямале, который реализуется компанией «Ямал СПГ». Мы строим резервную станцию мощностью 67 мегаватт, заказчик - французская компания Technip, одна из крупнейших инжиниринговых компаний в мире. Мы участвуем в проекте не только в качестве поставщика, но и в качестве партнера по проектированию, инжинирингу, по генподряду в части электростанций.

Для нас это очень ответственный проект, поскольку мы ведем работу по мировым стандартам инжиниринга и многому учимся. Естественно, мы надеемся на расширение этого сотрудничества, поскольку в перспективе для строительства новых заводов потребуется привлечение иностранных специалистов - у нас такие объекты никогда не строили, поэтому в стране нет соответствующих специалистов и соответствующих технологий.

 - На нехватку квалифицированных кадров сегодня жалуются многие производители…

- К сожалению, это одна из наших проблем: в последние годы отсутствовала инженерная школа. Даже тем людям, которые обучились в институте (а их не так много), негде было работать и получать опыт. А хороший инженер - это не только образование, это еще и опыт. Поэтому приходится воспитывать самим: все, кто работают над проектом, в процессе работы учатся и перенимают опыт.

 - Часто бывает так, что вы его воспитываете, а он потом уходит туда, где условия лучше…

- Это нормальная практика. Значит, будем создавать условия еще лучше. На сегодняшний момент в компании работает почти 1000 человек, мы немного сократили количество персонала, но сейчас набрали новых сотрудников.

Мы в состоянии, кроме материальных благ, предложить еще и возможность интересной работы, карьерного и, что немаловажно, профессионального роста - именно для инженерного персонала. Хорошему специалисту это должно быть интересно.

Сейчас, несмотря на кризис, акционеры одобрили нам инвестиционную программу расширения компании. Это довольно обширная программа, в рамках которой, в частности, предполагается увеличить число инжиниринговых специалистов - проектировщиков, конструкторов, специализированных инженеров. Кроме того, чтобы такие специалисты могли создавать и реализовывать сложные проекты по мировым стандартам проектирования и инжиниринга, необходимы соответствующие компьютерные программные комплексы. Их мы также планируем закупать. Понятно, что и квалифицированный персонал, и программное обеспечение - это достаточно дорогое удовольствие. Только на первоначальном этапе реализации программы расширения компании предполагается затратить порядка 20 млн рублей. Но наши акционеры идут на эти затраты, чтобы мы могли двигаться дальше и выходить на новый уровень развития.

 - Как вы оцениваете перспективы рынка?

- Если говорить о EPC-подряде, то этот рынок в ближайшие годы, даже несмотря на кризис, будет развиваться, потому что необходимо перевооружение и нефтедобывающих предприятий, и нефтехимии. Они начинают технологически отставать, и те деньги, которые раньше вкладывались в увеличение добычи, сейчас компаниям выгоднее инвестировать в глубину переработки. А это энергетика - и энергетика качественная, потому что новые технологии требуют эффективного и качественного энергоснабжения. Поэтому те, кто строит свою энергетику, обращаются к тем компаниям, которые смогут это сделать качественно. С этой точки зрения рынок меняется в положительную сторону. Раньше бросался клич, прибегала куча народу - кто дешевле, тот и лучше. Сейчас, наконец, начали смотреть на качество и репутацию. Нам, конечно, еще далеко до западной модели, где заказчик до тендера выбирает три-четыре компании на предквалификацию и оплачивает им тендерную подготовку - это не такие большие деньги, буквально пара процентов от стоимости проекта, но это позволяет очень точно провести тендер, и люди приходят подготовленными. Но рано или поздно мы к этой модели придем.

 - Тем не менее, уже сейчас заказчики начинают выбирать те компании, которые из себя что-то представляют?

- И здесь у нас есть огромное преимущество. Мы принципиально не лезли ни в какие другие области, кроме энергетики, и все наши проекты всегда шли от продукта.

Большинство конкурентов на рынке - это либо строительные компании, либо бывшие проектные институты, которые в состоянии хорошо выполнить уже готовый проект. А мы в состоянии изначально заложить какие-то решения, которые позволят заказчику либо снизить цену, либо сократить сроки, либо повысить качество. Наша ключевая компетенция - то, что мы всегда работали от потребности заказчика. Мы работаем фактически со всеми компаниями-поставшиками энергогенерирующего оборудования, которые представлены на рынке, но мы не продаем чью-то отдельную продукцию, мы ищем решение, которое необходимо заказчику.

Мы знаем этот рынок, знаем оборудование и очень плотно работаем с нашими поставщиками - это, в основном, зарубежные компании. Но с каждым нашим новым партнером мы честно оговариваем: в течение пары лет мы вас продавать не сможем. Мы сначала возьмем все данные, проработаем все решения, поймем ваши ключевые компетенции (если нет добавим совместно), мы проговариваем с проектными институтами заказчика - только после этого, когда продукт готов, мы готовы с ним выходить на рынок.

 - Насколько партнеры к этому готовы?

- Все крупные компании относятся с пониманием к такому подходу. У нас долгосрочное сотрудничество с компаниями Siemens, Cummins, Wärtsilä, Rolls-Royce - это компании мирового уровня. Они заинтересованы в российском рынке, и им нужны партнеры, потому что у нас любой продукт требует адаптации: российские стандарты немного отличаются от стандартов западных. И эти компании, по крайней мере, понимают, что то оборудование, которое они поставят с нашей помощью, - будет работать.

 - А как же модная сегодня тема импортозамещения?

- На самом деле мы занялись импортозамещением еще до того, как это стало мейнстримом и государственной политикой. У нас были партнеры, с которыми мы работали, мы находили для них ниши.

Мы всегда активно работали с ОАО «Коломенский завод», успешно поставляли  их двигатели на сырой нефти различным предприятиям нефтедобычи. Продолжаем с ними активную разработку дизельных машин, в настоящий момент испытываем разработанный совместно с Коломенским заводом газо-поршневой агрегат для поставок на предприятия нефтегазового комплекса, который будет одним из первых в России. Делаем дизель-генераторы для судовой промышленности из российских моторов. Работаем также с Уральским дизель-моторным заводом, с их линейкой агрегатов. Проблема в том, что мощности наших заводов несравнимы не только с американскими и европейскими, но даже с китайскими - отсюда и высокая стоимость продуктов. Но мы продолжаем работать, и какие-то ниши и варианты, в частности, для судостроения, мы сможем найти.

 - Насколько эти продукты конкурентны?

- Мы начали этим заниматься именно потому, что еще до санкций, до ограничений, до роста курса валют могли предложить конкурентный продукт. Мы всегда искали и находили такие продукты, продолжаем поиски и сейчас. Понятно, что чудес не бывает: стопроцентно лучшее, самое дешевое и в огромном количестве нам быстро создать не удастся. На все 100% импортную продукцию мы не заменим, даже на 80% не заменим. Но 15-20% продуктов мы можем сделать конкурентными. Основная задача, когда мы беремся за какой-то продукт с отечественными производителями, - это сделать его не хуже и не дороже зарубежных аналогов. Пока нам это удается.

 - А что планируете на будущее?

- Те планы и программы, которые у нас есть в настоящее время, рассчитаны до 2023-2024 года. Мы базируемся на тех программах, которые нам известны по планам развития крупнейших компаний, как российских, так и ближнего зарубежья.

Один из фокусных рынков сейчас - Казахстан, где мы участвуем в  достаточно крупном проекте для химического предприятия «КазАзот». У казахского рынка достаточно большой потенциал - активное перевооружение предприятий нефтехимии и нефтепереработки, газовой отрасли - то, что в условиях падения цены на нефть позволяет предприятиям сохранять маржу. Проекты финансируются Банком развития Казахстана на льготных условиях, и у нас там хорошая репутация. Первую очередь запустим уже в этом году.

Существуют масштабные программы перевооружения и у российских компаний, в первую очередь, это проекты копаний «Новатэк», «Сибур», «Газпром», «Газпром-нефть» - практически все они имеют необходимость в дополнительном энергоснабжении. Энергетика сегодня становится достаточно выгодным вложением средств для тех предприятий, у которых большое потребление энергии. А мы, с учетом практически прекратившегося сетевого строительства и постоянного роста тарифов, предлагаем конкурентоспособные решения.

Сильно надеемся, что в ближайшее время дойдут руки до сектора, который называется ЖКХ. Будет ли это государственная программа или частная инициатива - неважно, но износ там настолько велик, что когда туда пойдут деньги - мы сможем предложить продукты, которые будут очень востребованы. Мы можем делать эффективные вещи для поселковых ТЭЦ, для районных ТЭЦ, но, к сожалению, туда пока просто не шли инвестиции (а если и шли, то не доходили). Рано или поздно придется туда вкладываться.