15.01.2016
< Назад

В «РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ» ОПУБЛИКОВАНО ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ КОМПАНИИ «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА»

В «РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ» ОПУБЛИКОВАНО ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ КОМПАНИИ «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА»
Одно из крупнейших, несмотря на юный возраст, предприятий в области распределенной энергетики России — АО «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» — готово обеспечить теплом и светом даже самые отдаленные уголки страны
О том, как добыть энергию из бесплатного шахтного газа и вырастить недорогие овощи в условиях долгой зимы, какие агрегаты компания планирует поставлять на Аляску и забрезжит ли свет в конце санкционного тоннеля от сотрудничества с Китаем? Об этом и многом другом рассказывает президент АО «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» Николай Бех

Николай Иванович, среди ваших регалий и наград есть и почетное звание «Человек XX века» в области бизнеса (Кембридж, США). Титул обязывает и в нынешнем столетии быть экспертом в области бизнеса. Каков ваш прогноз на развитие российской экономики?

Николай Бех: Строить прогнозы для целой страны — удел политиков и минэкономразвития. У всех наших предприятий разработан стратегический план развития на пять лет, и они четко представляют, как будут развиваться. Если же говорить о машиностроении в целом, то за последние 20 лет здесь резко изменились технологии. И российской промышленности, чтобы догнать мировых лидеров, а надо ведь работать на опережение, нужно в первую очередь начинать с заготовительного производства и станкостроения.

Когда-то самые передовые советские предприятия сегодня катастрофически отстали, если и уцелели, то не имеют средств на модернизацию, а ведь они — основа развития машиностроения. Без литых заготовок с высокой весовой и размерной точностью нельзя обеспечить высокие скорости резания, а также конструкции базовых деталей двигателей и так далее. Но оптимизм вселяет уже тот факт, что правительство обратило внимание на эту острейшую проблему и начало решать ее комплексно. К примеру, собрали семь уцелевших предприятий в объединение «Стан», что уже хорошо. В прошлом году в России был, наконец, создан Фонд развития предприятий, и они получили конкретную помощь бюджета, в том числе и «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» получила первые 100 миллионов рублей.

Созданы фонды и для пополнения оборотных средств, и для НИОКРа, которые компенсируют предприятиям две трети процентной ставки. Это касается всех без исключения заводов страны. По станкостроению на федеральном уровне разработана целевая программа. Надеюсь, такой же документ появится и по заготовительным производствам. А по промышленности всей страны, это мое личное мнение, надо собрать специалистов в каждой отрасли, их в России еще немало, чтобы каждый высказал свое видение. И на основе экспертных мнений, а не чиновничьих измышлений, разработать общероссийскую программу восстановления промышленности.

 Не так давно вы совместно с «Сименсом» представили новый продукт — блочную газотурбинную электростанцию мощностью 5,4 мВт. Энергоблок «Звезда-ГТ-5000ВК-38М3», сочетающий в себе высокую эффективность газотурбинной установки и современную модульную конструкцию пэкиджа, может работать в суровых условиях Арктики и Крайнего Севера при температуре до –60° С. Это серьезная заявка. А насколько это уникальное для России оборудование соответствует мировому уровню, и находит ли оно спрос на рынке?

 Николай Бех: Это самые современные образцы. Мы первыми такие проекты в стране делаем, в содружестве с «Сименсом» участвуем в тендере и, конечно, надеемся на победу. Семь станций — в 2017-2018 году, потом заказы в 2019-м. Каждый МВт - это полтора миллиона евро, а весь пакет — около 50 миллионов. Это, согласитесь, хороший портфель заказов. Кроме того в планах нашей компании — поставка таких электростанций на Аляску.

За 15 лет «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» выпустила достаточно много уникальной техники — более 2500 станций, поставленных в разные регионы страны. Наши основные заказчики — «Газпром», нефтяники, минобороны, инфраструктура, в том числе в коммунальном секторе. Сегодня два самых крупных заказа за всю историю компании — это станция на 70 МВт для «Ямал СПГ» — интегрированного проекта по добыче, сжижению и поставкам природного газа. Объект уже практически готов. А вторую станцию на 40 МВт мы возводим в Казахстане.

 Насколько выгодно использовать такие станции в отдаленных населенных пунктах, находящихся в степи и за Полярным кругом, или экономичнее протянуть туда высоковольтную линию?

 Николай Бех: В степи плохо, там газа нет. Хотя, если серьезно, то в последние три-четыре года мы делаем электростанции, работающие на самом разном топливе, а не только на природном газе и дорогом мазуте. Например, в Воркуте построили 2 станции на 18 МВт, работающие на шахтном газе. Угольная разработка глубиной в полтора километра, и оттуда вакуумными насосами откачивается метан. Мы одновременно проводим дегазацию шахты, предупреждая взрыв, и получаем бесплатный газ для производства энергии, которая идет жителям близлежащего поселка. 44 построенные нами станции работают на попутном газе, который выделяется при добыче нефти и обычно просто сжигается. Еще 12 станций по 7,5 МВт создали для работы в труднодоступных северных широтах. Раньше туда вертолетами возили бочки с соляркой, там теперь на память о «тяжелых временах» еще завалы пустых бочек лежат. Серию интересных электростанций создали вместе с нашим партнером — Коломенским заводом, они работают на сырой нефти. Обычно, когда начинают бурить, к установке подвозят дизельное топливо, а с нашим комплексом достаточно добыть первый литр черного золота — и есть энергия. Есть разработки станций, работающих и на биогазе. Таким образом, мы освоили все виды топлива.

 В Самаре был опытный проект, в котором для производства электрической энергии использовали газ с полигона бытовых отходов. Но проект прекратили, поскольку был он иностранный и дорогой. Ваши специалисты смогли бы такое повторить в рамках импортозамещения?

Николай Бех: Не знаю, почему нам это в голову до сих пор не пришло, мы, конечно, можем рассмотреть и этот вопрос. Спасибо за подсказку.

 При тех проблемах, о которых вы только что сказали, за счет чего производственники могут выполнять постановление правительства о поэтапной локализации продукции машиностроения? Ведь уже к 2020 году стоимостная доля импортного товара не должна превышать 30 процентов.

Николай Бех: В первую очередь, конечно, необходимо, чтобы весь состав акционеров предприятия был настроен на реализацию идей по «импортонезависимости». В случае АО «ЗВЕЗДАЭНЕРГЕТИКА» отмечу достойную поддержку Вадима Егиазарова и Александра Швидака, которые во времена введения санкций и роста евро-доллара, инвестировали собственные средства в новые разработки, в модернизацию производственных мощностей и техническое перевооружение нашего завода. У нас с акционерами общие цели. Главная задача — сформировать единую инвестиционную и техническую политику компании, в рамках которой мы уже сегодня реализуем планы правительства по локализации производства и импортозамещению. В апреле этого года компания открыла площадку по сборке отечественных электроагрегатов большой мощности. Новое производство позволило нам создать полный цикл строительства электростанций и судовых установок. Кстати, двигатели в них применяются тоже отечественные — балаковского завода «Волжский дизель имени Маминых» (Саратовская область), генераторы от курского завода «Электроагрегат», двигатели УЗДМ и Коломенского завода. Ранее мы закупали импортные электроагрегаты и устанавливали их в модульные электростанции. Высокий курс валют и государственная программа импортозамещения только сыграли нам на руку.

Еще один важный плюс — это создание новых высокотехнологичных рабочих мест для жителей Санкт-Петербурга. Конечно, конкурировать взыскательному заказчику, а именно такими являются все наши нефтегазовые партнеры, с западными производителями непросто. Мы намерены завлекать заказчиков не только качеством и техническими характеристиками мини-электростанций, но и ценой. Стоимость аналогичного зарубежного электроагрегата мощностью 630 КВт и 1000 КВт пока ниже, чем у отечественных образцов, но мы сознательно сдержим цену на уровне рынка, а по мере наращивания заводских мощностей она несомненно уменьшится. Замечу, что созданию новых электроагрегатов предшествовали собственные научные и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), стоимость которых превысила 200 миллионов рублей. Но помогло государство: минпромторг возместил компании часть затрат. Вторая волна субсидий от профильного министерства наступит после предъявления промежуточных результатов работы.

 «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» занимается не только строительством электростанций, но и обслуживанием крупных коммунальных объектов в различных регионах страны, опыт накоплен немалый. А каковы ваши планы на Самарскую область?

 Николай Бех: Я периодически встречаюсь с самарским губернатором Николаем Меркушкиным, и мне нравится, как он ставит задачу перед бизнесом: обеспечьте зарплату рабочим, платите налоги и выпускайте конкурентоспособную продукцию, больше нет никаких нагрузок в виде строительства стадионов или дорог, что у нас пытаются частенько навесить на бизнес.

Так вот, еще в 2012 году «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» предложила региону целый ряд идей и проектов по модернизации и управлению котельными. Для этого в Самарской области была создана стопроцентная дочерняя компания «Волгатеплоснаб».

Для нас это профильный бизнес, ведь мы строим не только крупные электростанции, но и станции с котельными по обеспечению теплом и светом поселков и городов. Например, когда возводился первый завод по производству сжиженного газа на Сахалине, мы построили там станцию на 20 МВт и котельную на 12 МВт и все это обслуживали. Сфера ЖКХ — очень перспективная отрасль для машиностроения. Ведь если сравнивать то, что творится в наших городах и что есть на Западе, эта разница огромна и в затрате средств, и в людских ресурсах. Современные технологии позволяют снижать себестоимость при гарантированном качестве коммунальной услуги. И мы знаем, как это сделать. Из 76 котельных больше половины здесь находились в удручающем состоянии, доходило до того, что люди в многоквартирных домах надолго оставались без горячей воды из-за долгов обслуживающей организации ЗАО «КоммунЭнерго». Правоохранители даже возбуждали уголовное дело по этому факту. Мы провели обследование проблемных котельных и разработали инвестиционную программу, которая позволила бы их модернизировать без привлечения бюджетных средств.

В 2012 году нам передали 13 станций, сегодня их 25, надеемся, что скоро будет 30. Правда с концессией этих объектов, на чем мы изначально настаивали, пока не получается: не оформлена земля и сети. Но, думаю, что в ближайшие два года мы эти вопросы с руководством города урегулируем. С первых дней своего присутствия в регионе наша компания вкладывает свои средства в модернизацию. Например, в этом году купили котельную мощностью 120 МВт, и на 2017-й запланированы серьезные инвестиции в автоматизацию и развитие этого объекта. Инвестируем в котельную международного аэропорта «Курумоч». «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» готова вкладывать средства, но нам нужен масштаб. Мы готовы участвовать в соответствующем конкурсе, и, если объекты будут переданы нам в концессию, компания приведет в порядок и прилегающие сети, чтобы контролировать ситуацию вплоть до потребителя. 

Не повлияет ли реализуемая вами модернизация небольших котельных на повышение платы граждан за тепло и горячую воду – тарифы и так постоянно растут?

Николай Бех: Мы берем на себя обязательства не повышать плату за обслуживание, а проводить модернизацию исключительно за счет привлеченных средств. После внедрения энергосбережения, оптимизации затрат на производство тепла себестоимость конечного продукта для потребителя должна быть даже снижена. Что же касается газа, который составляет основную долю в цене теплоносителя, то здесь на федеральном уровне надо собирать совет по ЖКХ и вместе с «Газпромом» обсуждать эту тему.

 Санкции значительно осложнили работу многих отраслей экономики. Как в этих условиях чувствует себя ваше предприятие, от каких-то перспективных проектов пришлось отказаться из-за действующих запретов?

Николай Бех: Может быть, наоборот, благодаря им «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» стала развивать новые направления. В частности, мы занялись энергетикой тепличных комплексов и имеем в этой отрасли достаточно много запатентованных разработок.

Вообще российское сельское хозяйство за два года санкций шагнуло далеко вперед. Смотрите, как выросла урожайность зерновых в стране. Такого прорыва не было в новейшей истории. То же самое мы можем достичь и по овощам, и в первую очередь — выращиваемым в закрытом грунте.

Пока же ситуация совершенно вопиющая. Если в СССР было восемь тысяч гектаров теплиц, то в России осталось всего две. При этом в Испании — 50 тысяч, а в Китае — 2,8 миллиона гектаров. И это притом, что у нас достаточно плодородной земли и есть свой газ, а мы продолжаем покупать за валюту помидорыогурцы. Единственное, что нам пока мешает, так это отсталость машиностроения и необходимость покупать за рубежом различную технику, потому что сразу станки не сделаешь. Нужно время. А если оборудование, произведенное в Китае, будет считаться импортозамещением, это позволит значительно сократить сроки. Надеемся, что уже с 2017 года мы будем эти передовые технологии и оборудование использовать и на наших объектах. Внедряемые нами технологии значительно экономят средства. Если по традиционной системе на один гектар теплиц сегодня требуется 1,2 МВт электричества и 2 МВт тепла, то наши энергосистемы в тепличном хозяйстве потребляют вдвое меньше: 0,6 МВт на освещение и 1МВт на обогрев. А это уже совершенно иная себестоимость продукции. Можно и с теплыми странами конкурировать.

Мы отрабатываем эту систему в трех регионах страны: Ленинградской, Челябинской областях и в Республике Татарстан, где нам выделили по тысяче квадратных метров теплиц, и на этих площадях отрабатываем технологию. Когда мы сопоставим старые и новые технологии, то аграрии сами увидят свою выгоду.